ГАЗЕТА "КАТАРСИС"

Газета «Катарсис» июнь 2018г. Выпуск 13

ВСЕРОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВЕННОЕ  ДВИЖЕНИЕ «ВЕЧЕ»

сайт: вечевсенародное.рф

июнь 2018 г. Выпуск № 13

Катарсис (очищение)

Древнее культурное наследие наших предков крепкое и основательное. Оно становится еще более фундаментальным, если сравнить ту картину праистории, которую нам обстоятельно навязывают официальные исторические науки, и артефакты нашей действительной древности. Книга заказной истории шита белыми нитками, когда узнаешь об истинном положении дел. Хотя бы вспомнить экспедиции И. Склярова по изучению египетских и мексиканских пирамид, оценить результаты труда его продолжателя А. Жукова, то мы начинаем прозревать буквально. Ломаются сложившиеся стереотипы и открывается картина удивительной деятельности и мудрого мировосприятия представителей древних цивилизаций. Это цивилизации не Древней Греции и Рима, чьи общества по преимуществу пользовались остатками деятельности еще более древних культур. Это цивилизации так называемого допотопного времени. Вниманию читателей предлагается статья по одному из таких мест, которое находится в Карелии. Другая статья посвящена уже известному в нашей стране памятнику бронзового века, укрепленному поселению Аркаим из южноуральской «страны городов». Чтобы сложилось собственное мнение о древних обществах и их уровне развития, необходимы именно такие материалы, которые раскрывают подлинное состояние дел. Данный номер газеты и открывает цикл статей, где будут излагаться материалы по настоящей древности нашего Отечества.

Воттоваара

Гора расположена в Муезерском  районе  Карелии,  около   20 км юго-восточнее посёлка  Суккозеро и  15-18 км от посёлка   Гимолы.    Воттоваара — наивысшая точка Западно –Карельской возвышенности— 417,3  м  над уровнем моря. Площадь горы 6 кв. км.

Воттоваара  красива в любую погоду и время года.

Воттоваара привлекательна не только своими сейдами, но и очарованием карельской природы. В этой местности начинает встречаться северная растительность – карликовая карельская береза.  С горы открывается прекрасная панорама. Кажется,  что  видно пол-Карелии!

 Впервые об этих каменных скоплениях как об искусственных сооружениях сообщил в конце 1970-х годов краевед из посёлка Суккозеро  С. М. Симонян. В то время он занимался поиском погибших партизан из отряда И.А.Григорьева.  С.Симонян пишет в своих воспоминаниях:

«Первые наши походы на поиск следов партизанского отряда мы начали от озер Еконлампи и Кей-Вотто, расположенных в пяти километрах севернее Воттоваары. Недалеко от ламбин мы столкнулись с первым «сейдом». Естественно, тогда мы ничего не знали о «сейдах», тем более он был небольшой, а на его вершине была сложена пирамида из мелких плоских камней. Сначала я подумал, что это партизанский «маяк», тем более, как вскоре мы узнали, он действительно находился недалеко от партизанской тропы. Но чуть дальше мы обнаружили другой такой камень, потом третий, и стало ясно, что это — нечто другое, но определенно связанное с деятельностью человека».

На вершине Воттоваары находится около 1600 камней.   Некоторые крупные камни поставлены на «ножки», то есть уложены на несколько камней поменьше. Причем ножки под сейдами , как правило,  имеют другой состав  породы, что доказывает не природное происхождение этого творения, если можно так выразится.

Обращали на себя внимание деревья, закрученные в своеобразные узлы. Трудно предположить, что могло повлиять на это. Может ветер и  мороз так закрутили сосны, может это произошло из-за «тяжелой энергетики».  Мне приходилось общаться с местным жителем, который посещал гору зимой в сильные морозы и он видел как деревья были окутаны толстым слоем льда. Может это могло повлиять на их причудливую форму. Предположений много и здесь нужно еще долго разбираться.

Энергетика этого места необычайно высока, словно мощный аккумулятор, это чувствуется  когда начинаешь взбираться на гору.  Есть мнение, что Воттоваара является  «акупунктурной» точкой, через которую планета, словно через антенну, осуществляет энергоинформационный обмен с Космосом. Древние обитатели этих мест могли знать о необычных свойствах горы Воттоваара, что и послужило основой для возведения комплекса.

У саамов было много запретов, связанных с посещением подобных мест: запрещалось громко говорить, сюда не допускались женщины и дети, не приветствовался приход из чистого любопытства, к некоторым, наиболее «сильным» камням запрещено было не то что прикасаться, а даже подходить близко.

На двух снимках видна линия большой длины. Явно  не природа их сделала. Это стык  двух монолитных блоков, которые лежали друг на друге.

Мне приходилось побывать на  горе три раза и в  разное время года. Со временем у меня сложилось определенное  мнение  от увиденного.  Как описывалось в книгах Георгия Алексеевича Сидорова – сейды располагались в местах, где находились входы в подземные галереи и туннели. Это подтверждается тем, что на вершине горы, если постучать тяжелым предметом по скале,  ясно слышится под ногами пустотелость.

На месте так называемого» амфитеатра» был возведен комплекс  из блоков. Видимо, когда стена рушилась, то блоки, падая, образовали  этот колодец.

Если следовать от «амфитеатра» к «лестнице»,  то приходится идти по дороге, которая ведет через огромное болото на вершине горы.  Возникает вопрос, как на вершине горы возникло болото? Может быть это огромная воронка от взрыва?

И так называемая «лестница в небо».  Если подняться по ступеням на верх, то  с верхней точки  видно множество разлетевшихся блоков. Они разнесены на десятки метров от этой лестницы. Здесь явно был какой то храмовый  комплекс , который был разрушен 12000 лет назад, и ступенек было не 13  как общепринято и  не 16, как  нам удалось посчитать, а по логике  72 ступеньки,  или 72 года когда солнечная система  проходит один градус  вокруг центра вселенной.  Такое встречается в многих  храмах Мезоамерики.

Это так называемая «лестница в небо».  Сразу за этой лестницей начинается обрыв.

Здесь видны блоки разбросанные взрывом, но уж точно не природой.

Само название Воттоваара  —  (это сугубо мое мнение)  просится назвать как  Храмовый комлекс  пяти стихий. 

Начнем с конца слова РА —  солнце, огонь; АР – земля, вот –воздух, ТОВ – наоборот вода.  И возможно все это вместе на горе  –  космос.

К  настоящему времени у нас сформировалась небольшая, но близкая по духу  команда.  Конечно, мы все прошли огромный путь понимания мира и космоса на основе книг Г. А. Сидорова, за это нужно ему поклонится.  Передавая знания людям,  он  сделал огромное дело.  Это к слову.

В дальнейшем есть план еще раз посетить это место и потратить несколько дней для его изучения.   Ведь  очень многое хочется понять и осмыслить.

В каждом регионе есть места, которые связанны с наследием наших предков.  По возможности нужно пользоваться этим и изучать их. Пожелаю всем новых для себя открытий.

Владимир Томилов, Петрозаводск

Аркаим и страна городов

В нашей стране уже многие знают об Аркаиме, об этом памятнике бронзового века на Южном Урале. Когда летом 1987 года отрядом Урало-Казахстанской археологической экспедиции (руководитель Г.Б. Зданович) было открыто укрепленное поселение бронзового века, которому дали название по одноименной, рядом расположенной горе Аркаим, то уже сразу стало понятно, что оно относится к разряду уникальных и по своим признакам и по общей характеристике.

У археологов до этого времени были довольно разрозненные представления о древнейших жителях Южного Урала данного периода бронзового века. Первоначальные исследования Аркаима показали, что оно относится к 18-17 веку до н.э. (сейчас к рубежу III — начало II тыс. до н.э.) и что он представляет собой укрепленное поселение в форме круга. Но следом посыпались сведения, которые помогли сложить кусочки мозаики в одну цельную и выразительную картину. Тут же вспомнили, что в 70 км от Аркаима ранее раскопанное частично сохранившееся Синташтинское поселение (исследование которого положили начало археологи из Свердловска-Екатеринбурга во главе с В.Ф. Геннингом) тоже на деле представляет собой круговое укрепленное сооружение. Признаки сходства между ними по керамике, тепло-техническим сооружениям, по особенностям сооружения жилищ, форме поселения были одного и того же порядка. Подобные совпадения говорили о том, что присутствие укрепленных поселений на Южном Урале могло быть закономерным массовым явлением.

 

Аркаим в первоначальный период исследований, 1987 год.

Видимо, Аркаим и подобные ему памятники были открыты тогда, когда пришло время. Если открытию Аркаима способствовала заинтересованность местных властей в строительстве водохранилища для использования его несколькими совхозными хозяйствами, то последующие памятники этого круга были открыты сразу же после Аркаима в 1987-88 годах – начале 90-х годов XX века. А произошло это посредством метода дешифрирования аэрофотоснимков 1956 года южной половины Челябинской области. Эту уникальную для археологии работу осуществили ученые-геологи И.М. Батанина и Н.В. Левит. Нужен был лишь первый случай при открытии Аркаима, когда дешифрирование места его расположения на аэрофотоснимке дало возможность отработать методику нахождения подобных памятников на местности с учетом данных дешифровки аэрофотоснимков. В течение последующих лет ими было обнаружено таким способом около 20-ти (в настоящее время 21) памятников этого типа.

План Аркаима с обозначением раскопанной части и со второй половиной, исследованной геофизическими методами по электропроводимости и плотности грунта.

Аркаим на общем фоне этих памятников можно назвать «первым среди равных». Это выражение подкрепляется тем, что он был в числе наиболее сохранившихся памятников, имел практически круглую форму, был раскопан почти наполовину (29 жилищ) вследствие того, что он должен был быть затоплен межхозяйственным водохранилищем. Он был наиболее известен среди других, потому что за три отпущенных на его исследование года была развернута борьба за его сохранение на союзном уровне. Благодаря общим усилиям общественности и археологов во главе с Г.Б. Здановичем уникальный памятник тогда еще союзного значения удалось сохранить. Двойная оборонительная система в виде внешней и внутренней линии рвов и валов придавала поселению внушительный вид.

Аркаим относится к числу наиболее исследованных в научном плане памятников этого времени. В ходе научных изысканий Быструшкина К.К. было доказано, что Аркаим к тому же является своеобразным примером «прибора наблюдений» пригоризонтной палеоастраномии. Большинство линий архитектуры и планиграфии городища соотносятся конкретным образом с ходом и состоянием солнца и луны в определенные времена года. Внешне план Аркаима выглядит как колесо со спицами и явно олицетворяет собой проявление солярного культа у аркаимского населения.

Смотрите, как перекликаются признаки колеса в плане Аркаима и присутствие в Аркаимской цивилизации наиболее яркого свидетельства высокоразвитого общества того времени – наличие боевых повозок-колесниц! Причем, двухколесные повозки синташтинско-аркаимской культуры в настоящее время признаны самыми древнейшими.

Тогда закономерно возникает вопрос: а кто тогда через Сирию и Палестину в XVIII веке до н.э. (заметим, это время существования синташтинско-аркаимской «страны городов»!) на колесницах прошествовал в Египет?! У востоковедов они проходят под «кодировочным» именем — гиксосы. А нам становится понятным их имя, если будем всматриваться в образы и лики пастухов и коневодов на металлических чашах из скифских «царских» курганов Северного Причерноморья, Куль-Оба и Толстая Могила. А одно из имен у них было «гикосы», то есть «длиннокосые», которые шли в бой с «гиканьем» и боевым кличем, как это еще сохранялось до недавнего времени у донских и азовских казаков, потомков скифов (исследования донского казака Евграфа Савельева по дореволюционным архивным материалам).

Египетские колесницы как продолжение технологической традиции гикосов.

По поводу происхождению гикосов востоковеды придерживаются точки зрения, что они относятся к семитской ветви. В то же время они утверждают, что эти якобы семмиты-евреи были чрезвычайно воинственными и у них было самое передовое вооружение (колесницы, боевые доспехи, сложносоставные луки). В отношении колесниц теперь становится ясно, что их обладателями были северные индо-европейские племена, родственные аркаимскому населению. К этому надо добавить, что у последних и у ближайших их потомков-андроновцев были костяные доспехи-панцири и отличные сложносоставные луки с набором бронзовых, кремневых и костяных стрел. Картинка сложилась…

Упомянутое выше такое название синташтинско-аркаимского пласта памятников, как «Страна городов», впервые было введено в научный оборот Геннадием Борисовичем Здановичем. Объясняя суть явления «Страны городов», он писал в общей характеристике, что все они являются укреплениями замкнутого типа (круг и овал, а для более поздних, петровских, прямоугольник), присутствовала развитая система фортификации (оборонительные рвы и валы, контфорсы-выступы стен, угловые башни), была в наличии система ливневой канализации с водотоками и ямами-отстойниками. Жилища наземного типа подпрямоугольной или подтрапецеевидной формы. Обычно смежные и вписаны либо в круг, либо в прямоугольник. В Аркаиме кроме круговых были еще и радиальные улицы, разделяющий всю площадь поселения на 4 сектора.

Страна городов на географической карте Челябинской области.  1-Степное, 2-Черноречье, 3-Устье, 4-Родники, 5-Исеней, 6-Сарым-Саклы, 7-Журумбай, 9-Каменный Амбар, 10-Кизильское, 11-Синташта, 12-Синташта-II, 13-Андреевское, 14-Берсуат, 15-Париж, 16-Бахта, 17-Чекатай, 18-Коноплянка, 19-Камысты, 20, Аркаим, 21-Аландское.

В качестве строительного материала предпочтение отдавалось именно мягким и связующим материалам (супесь, глина), а также дереву. Камень практически нигде не применялся, за исключением только поселения Аландское, где он частично использовался в обкладке нижней части оборонительной стены. Этот подход в древности был, скорее всего, принципиальным, если они стремились к тому, чтобы после их ухода площадь поселения приняла бы со временем очертания естественного природного рельефа. Об этом же обстоятельстве свидетельствует тот факт, что аркаимцы после окончательного оставления поселения преднамеренно сожгли деревянные конструкции жилищ и стен. К тому же огонь при этом у них играл роль очищающего начала.

Г.Б. Зданович в системе памятников типа Аркаима и Синташты находит признаки раннего города. Это согласуется с такими доводами, что подобные укрепления были централизованными, строились по определенному плану, каждая часть поселения была условно согласована с целым, со всей структурой поселения. В то же время существует достаточная самостоятельность каждой единицы. Например, каждое жилище было вполне автономным со своими обогревательными и бытовыми, а в большинстве случаев и с металлургическими печами, обязательно со своим колодцем и хозяйственными ямами. Каждому жилищу отводился свой внутренний дворик. В самих жилищах четко разграничены жилая часть и хозяйственно-бытовая, зачастую связанная с производственными комплексами (главным образом, с металлургическими).

На поселениях организованы места сборов населения (центральная площадь), предусмотрены пути сообщений (как, например, в Аркаиме между секторами поселения). Таким образом, каждый элемент поселения свидетельствовал об архитектурном единстве. Это вполне отвечало целям концентрации на относительно малой площади укрепленного поселения значительной массы населения.

В хозяйственном отношении население того времени занималось придомно-отгонным скотоводством. Большое значение придавали такой отрасли хозяйства, как коневодство (они все же были воинами!), разводили мелкий и крупный рогатый скот. Расположение укрепленных поселений на пойменных участках рек давало хорошую кормовую базу для скота и предрасполагало к первичным формам земледелия. По крайней мере, на поселениях находят литейные формы для бронзовых серпов и их реальные отливки.

Предметы из находок с поселения Аркаим. 1-бронзовый серп, 2-фрагмент каменного топора, 3-нефритовое навершие жезла, 4-каменный нож, 5-фрагмент каменной булавы, 6,8-9 – керамические сопла для металлургического производства, 7-каменное пряслице.

Одним из важнейших направлений хозяйственной деятельности населения синташтинско-аркаимских памятников было металлургическое производство, связанное с производством бронзовых орудий труда и предметов вооружения. На поселениях находят как предметы и орудия металлообработки (молоты, песты, наковальни), так и предметы металлургического производства (остатки печей, шлак, всплески металла, керамические сопла для поддува в печь воздуха). Особо отметим, что в погребениях, относящихся к укрепленным поселениям, престижными считались захоронения людей, владеющих навыками кузнеца и металлурга. К числу престижных относились погребения, в которых были обнаружены остатки колесниц и каменные булавы, как символ власти и знатного положения.

Набор бронзовых орудий с поселений синташтинско-аркаимского типа впечатляет своей диференцированностью и специализацией: ножи (до десятка видов), серпы (несколько видов), копья, тесла (2-3 вида), тесла-топоры (несколько видов), гарпуны, рыболовные крючки на крупную рыбу, шилья, проколки, наконечники стрел (разнообразны).

Заупокойный культ и погребальная архитектура этого периода археологами отмечается, как отражающая особую сферу представлений человека о потустороннем мире. Например, храмово-погребальный комплекс Большого Синташтинского кургана отражает отношение к умершему, как отправляющегося в другой, иной мир, но относятся к покойнику, как к живому человеку. Об этом указывают артефакты погребального обряда, когда в погребения кладутся предметы быта и труда, обильная пища. Даже погребальное поле  и погребения выстраивают в форме образа жилища живого человека.

Г.Б. Зданович рассматривает Аркаим и подобные ему памятники одновременно, как крепость, храм, ремесленный центр и жилой поселок, где отмечен высокий социально-экономический уровень развития как общества, так и хозяйства. А всю систему таких памятников рассматривает, как общество с элементами протогородской культуры. Он приходит к выводу, что на Южном Урале так и не сложилась цивилизация, хотя предпосылки для этого в том обществе уже созревали.

В целом, Страну городов характеризуют достаточно четкие границы, вмещающиеся в южную часть Челябинской области размером примерно 400х150 км.

У Г.Б. и Д.Г. Здановичей есть точка зрения о том, что понятие «Страна городов» вряд ли стоит уподоблять археологической культуре. Этот феномен и объемнее последнего понятия и имеет такое своеобразие линии своего развития, которое с трудом поддается формализованному подходу с позиции «археологическая культура». Отчасти этому мнению способствовал многокомпонентный состав населения, ощутимое единство признаков подобных культурных образований от Казахстана и до Карпат (Потаповские памятники Поволжья, многоваликовая керамика от Волги до Днепра и даже далее). Указанные последние культурные образования отличала такая черта, как наличие боевых колесниц. То есть здесь присутствует такое культурно-генетическое единство, которое трудно уложить в какие-то формализованные рамки. Это же единство прослеживается и у андроновского населения, прямого наследователя культурных традиций Синташты и Аркаима, распространившиеся в степной полосе от Урала и до Енисея. Но в это же единство входит целая свита и лесных «андроноидных» (очень близких к андрону) культур Среднего Урала и Южной Сибири.

Если обратиться к вопросу о признаках цивилизации, то здесь вопрос принципиально звучит в том, а что считать за признак цивилизации? Страна городов как сосредоточие административных и хозяйственно-производственных центров с элементами высокого духовного мировосприятия, отраженного в архитектуре как поселений, так и погребальных комплексов, отвечает основным требованиям понятия «протогородская цивилизация». Если исходить из тезисов западных учебников, то к признакам цивилизации следует отнести язык, религию, письменность, рост городов.

В настоящее время население Страны городов исследователи уверенно относят к индо-европейской языковой ветви. Орнамент на сосудах трудно отнести даже к зачаткам письменности, однако вопрос состоит в том: а нужна ли была письменность в том виде, в каком представляют ее люди сейчас. Ведь по старинным источникам, по сказкам, легендам и мифам мы знаем, что с древности предпочтение сознательно отдавалось изустной творческой традиции. Если принципиально подходить к проблеме «религии», то наличие зданий и строений религиозного характера вряд ли по-настоящему будет свидетельствовать о «высоком» уровне духовности у исследуемого населения. А отсутствие подобных строений в поселениях Страны городов может указывать лишь на то, что их население еще не настолько увязло в слепой вере и мистицизме, тому раболепному и бессмысленному поклонению фетишам, что характерно для любых религий. Наличие религиозных признаков скорее будет являться регрессом (падением), нежели положительным сдвигом в духовном развитии общества. Рост городов в ее каменно-кирпичном виде, вероятно, противоречил опыту целесообразности древнего степного населения, о чем свидетельствует пример Аркаима. Они знали предел допустимых, наиболее оптимальных, размеров поселений протогородского типа. Поселения Страны городов достаточно унифицированы по своим размерам и количеству проживаемого в них народа.

Таким образом, мы имеем дело все-таки с особыми представлениями жителей Страны городов о формах и путях своего развития. Это же представление по отношению к протогородам сохранилось и у скифских племен эпохи раннего железного века. Именно на территории их расселения появилась так называемая «Гардарика – страна городов». Преемственость культурных традиций такого рода могла быть, как правило, у носителей единого генетического кода.

Сосуд из Синташтинского могильника со свастическим орнаментом.

Если в металлургии Синташты и Аркаима были свои технические новшества и достижения в форме применявшегося на практике принципа «конвертора» (перепада температур), когда небольшие металлургические печи обязательно располагались рядом с колодцами для воды и были соединены с ними специальными каналами-продухами, то в гончарном деле у них мы также находим сейчас подобную высоту технических новшеств. Дело в том, что автор статьи продолжительное время занимался исследованием ручного гончарства населения этого времени. И в последние годы появилась возможность на фактическом материале обосновать существовавшую у уральских ариев традицию использования при изготовлении ручных глиняных сосудов такого специального устройства, как…. гончарный круг! Автор статьи в последние годы (2015-2016 гг.) трудился над исследованием гончарства знаменитого в Средней Азии поселения рубежа III – начала II тыс. до н.э. Гонур-депе, исследованного археологической экспедицией под руководством В.И. Сарианиди, а затем его дело продолжила Н.А.Дубова. Результаты исследованной коллекции керамики теменоса (южное предместье Гонура) (900 сосудов) дали возможность получить яркие представления о керамике гончарного (на круге) производства, оценить и выделить признаки так называемой кружальной керамики. На основании полученного опыта мы можем теперь с уверенностью утверждать, что часть керамики поселений Страны городов была частично изготовлена при помощи гончарного круга. Это, как правило, относится к сосудам так называемого синташтинского типа, которые были изготовлены лоскутным способом с применением форм-основ, однако моделирование венчика и верхней трети сосуда, а также заглаживание поверхности затем производилось на гончарном круге. Факт технического совершенства на лицо, к тому же для этого у древнего населения бронзового века Южного Урала были веские основания. Неужели народ, владевший секретами изготовления сплошных и со спицами колес и колесниц, не смог бы изобрести гончарный круг?! Другое дело лишь в том, что для них не было столь уж принципиально, чтобы использовать круг для изготовления всей глиняной посуды. По этому поводу немецкий ученый-индолог Вильгельм Рау в одной из своих работ (Rau W. Topferei und Tongeschirr im vedischen Indien. Wiesbaden, 1972) писал, что в ведической Индии священным почитался сосуд ukha, изготовленный вручную из трех глинянных лент (по нашей терминологии – изготовлены лоскутным спирально-зональным способом) по особому священному обряду предков. Сосуды же, сделанные на гончарном круге считались «не чистыми». Здесь мы опять сталкиваемся с темой особого мировосприятия синташтинско-аркаимского населения, чьи потомки-андроновцы осуществили в середине и второй половине II тыс. до н.э. Великий поход в Индию.

Примерно в XVIII веке до н.э. западные родственники Синташты и Аркаима осуществили переход в Египет. Чуть позднее андроновцы отправились в Индию. Подобная практика военно-политических походов соответствовала подвижному образу жизни исследуемого населения. Мы становимся свидетелями планомерной политики, по всей видимости, такой конфедерации племен, которая могла контролировать свои южные границы. Почему мы так считаем? Ответ лежит  буквально на поверхности: если смотреть на планы укрепленных поселений Страны городов, то на многих из них явно присутствуют следы перестроек. Это же доказывают археологические исследования. Мы становимся свидетелями того факта, что население юноуральской степи в бронзовом веке возвращались из походов на свои привычные места обитания. Что-то перестраивали, но «садились» зачастую на те же укрепленные городища, в которых обитали ранее. Южный Урал для таких подвижных сообществ служил отправной точкой вследствие своей богатой меднорудной базой (известные рудники того времени: Каргалы, Таш-Казган, Ушкатты, Воровская Яма). Здесь они набирались сил, подготавливали базу вооружения, планировали целесообразность того или иного похода.

В аркаимском музее: В.В. Путин и Г.Б. Зданович.

В рамках одной статьи вряд ли возможно раскрыть во всей полноте величие и духовное богатство наших далеких предков, однако свою задачу мы исполнили: раскрыли тему – как пытались затопить Аркаим, а открыли целую Страну городов!

Александр Гутков, Магнитогорск

Поделиться в социальных сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники